ОН БЫЛ ПЕРВЫЙ...

Председатель НПФ ''ПАМЯТЬ'' Дмитрий Дмитриевич Васильев      16 июля в канун ритуального убиения Святых Царственных Мучеников остановилось сердце Великого русского патриота Дмитрия Дмитриевича Васильева. Он умер в Переславле Залесском на родине Святого Благоверного князя Александра Невского в своем скромном крестьянском деревянном доме на берегу Плещеева озера. Он всегда любил этот город, где в свое время юный князь спас Русскую государственность от залотоордынского ига. Там в Переславле Дмитрий Васильев на деле возрождал русский уклад жизни - в конце восьмидесятых годов он первым в стране получил ордер на свободное владение землей и создал крестьянское хозяйство "Теремок". Дмитрий Васильев всегда повторял слова Федора Михайловича Достоевского - "кто в государстве владеет землей - те и хозяева той страны". Он был уверен, что возрождение России начнется именно из русской глубинки, где еще сохранилась чистота русского характера, живы наши национальные традиции.
     Кто был этот человек? В России и за рубежом продажные служители пера приложили титанические усилия, чтобы очернить его имя. Его обвиняли в сотрудничестве с КГБ, а КГБ преследовало его за "антисоветскую деятельность". Его называли агентом "Моссада", а "Моссад" проводил дорогостоящие мероприятия по дискредитации его деятельности. Завистники называли его евреем, а он до конца жизни молчал о своих княжеских исконно русских корнях. Злые языки шептали о его несметных богатствах, а он умер в одной рубахе, потому что все свои силы и средства он отдавал своему народу, своей стране.
     Дмитрий Дмитриевич Васильев родился в победном мае 1945 года в Вятке, где его мать - Татьяна Дмитриевна находилась в эвакуации. Его настоящее имя Дмитрий Федорович Бурцев. Его родной отец погиб на фронте. Бурцевы происходят от древнего русского рода князей Мещерских. Его дед по линии матери - Дмитрий Тараторенков, казачий атаман станицы Романовской под Царициным был поднят большевиками на штыки. В Москве Васильевы жили в коммунальной квартире на Валовой улице, которая до революции была в пользовании Курбатовых. Несмотря на пролетарское уплотнение, старые жильцы оставались в своем родном доме и их посещали многие "бывшие". Им было известно о происхождении Дмитрия Дмитриевича, и поэтому свое детство он провел в окружении людей Старой России.
     Дмитрий Васильев окончил театральную студию при МХАТе. Армейские годы прошли в советской группе войск в Венгрии. После армии он увлекся фотографией и стал фотохудожником. Он всегда говорил, что не мог терпеть дураков-начальников, поэтому остановился на свободной профессии. Его работы получили свое признание на многих персональных выставках, но никогда не нравились партийному руководству. В его работах всегда присутствовала боль по уходящей России. Он снимал разрушающиеся церкви и монастыри, старую Москву и Петербург. Сегодня многие памятники старины остались только на фотографиях Васильева.
     Отношение к России, к ее истокам, к ее культуре сблизили Дмитрия Дмитриевича с известным художником Ильей Глазуновым, многими русскими писателями - Владимиром Солоухиным, Валентином Распутиным, Владимиром Крупиным. В застойный период Васильев и группа единомышленников начинает активно заниматься подпольной антисоветской деятельностью. Тысячи фотокопий книг Солженицина, русские самиздатовские журналы, "Протоколы сионских мудрецов" были изготовлены и распространены по всей России.
     В начале 80-х годов Дмитрий Дмитриевич начал принимать участие в деятельности историко-литературного патриотического объединения "Память". В это время деятельность объединения была направлена главным образом на просветительскую и культурологическую деятельность.
     Однако для Васильева всегда было очевидно, что спасать русскую старину, наши Церкви и Монастыри не возможно без устранения причины их разрушения. И он начал готовить объединение к острой политической борьбе. Именно Васильев первым поднял вопрос об опасности проекта поворота стока северных рек на юг. По его инициативе группа ученых и деятелей культуры обратилась к тогдашнему руководству страны с открытым требованием о недопущении этого безумного плана.
     В 1985 году, впервые за годы талмудического тайновластия в России, на вечере в ДК им. Горбунова в присутствии 1500 слушателей Дмитрий Васильев озвучил тайную программу сионистов по уничтожению России и захвату власти во всем мире. Эта акция вызвала в обществе шок. Усилиями ближайших соратников, "Память" провела еще двенадцать вечеров на которых звучала правда о положении русского народа. Кассеты с записями вечеров тиражировались и расходились по всей стране. Россия всколыхнулась.
     Видя опасность пробуждения русского национального самосознания руководство КГБ по заданию Яковлева готовило арест 200 активных участников объединения. Чтобы не допустить этого 6 мая 1987 года в Москве на Манежной площади 600 активистов "Памяти" устроили первую несанкционированную демонстрацию и потребовали встречи с Горбачевым и Ельциным. Горбачев испугался. Ельцин, в то время руководитель Московского горкома КПСС, встретился с "Памятью" в Мраморном зале Моссовета. "Память" требовала установить постоянный контакт народных представителей с властью, предоставить статус патриотическому объединению и остановить разрушение исторического облика Москвы. Дмитрий Дмитриевич ВАСИЛЬЕВ
     "Прорабы" перестройки во главе с Александром Н. Яковлевым видя опасность нарастающего влияния объединения "Память" начинают кампанию травли. Многих руководителей объединения выгоняют с работы, партийных исключают из партии. По указке Яковлева, начиная со статьи Лосото в "Комсомольской правде", более пятидесяти советских газет и журналов печатают клеветнические статьи и материалы. Их подхватывает сионистская пресса на Западе. Европарламент принимает обращение к руководству СССР с требованием запретить деятельность общества "Память". Единственный член Европарламента проголосовавший тогда против этого обращения - вождь патриотов Франции Жан Мари Лепен.
     Понимая, что началась откровенная война, в 1988 году на собрании в Донском монастыре объединение "Память" реорганизуется в Национально-Патриотический Фронт, Дмитрий Васильев становится официальным председателем Центрального Совета, а бойцы одевают черную форму. В Москве, Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, во всех крупных городах возникают отделения Фронта, растет его влияние. Колокол "Памяти" будит спящую Россию.
     Враги "Памяти" инспирируют создание одноименных организаций, с подконтрольными лидерами и прокоммунистической идеологией. В ряды движения внедряют провокаторов.
     В архивах ЦК КПСС сохранился отчет КГБ о мероприятиях проведенных по организации раскола в "Памяти" и дискредитации Васильева. Слежка, угрозы и запугивание не останавливают Васильева.
     Центральный Совет НПФ "Память" принимает обращение "Авторитет вождя". В нем говорится о том, что все истинные патриоты должны сплотиться вокруг Дмитрия Дмитриевича Васильева. Это обращение подписали: Иоаким Андреев, Александр Баркашов, Александр Дугин, Алексей Гладков, Николай Детков, Николай Ширяев, Гейдар Джемаль, Александр Русанов и многие другие известные патриоты.
     Под руководством Дмитрия Васильева "Память" усиливает свою работу по восстановлению древних русских святынь: Толгского, Даниловского, Донского монастырей, могилы Св. Пересвета и Осляби, Казанский собор на Красной площади, Марфо-Мариинской обители и еще сотни духоносных обителей по всей России.
     Именно Дмитрий Васильев формулирует и развивает идеологию "Памяти". Хотя сам он всегда говорил, что "ничего нового я не сказал, я просто повторяю мудрость наших Великих предков". Тем не менее, он первым в советской России поднял знамя национального возрождения на основе Православной Веры. Идеалом государственной власти назвал Самодержавную монархию. Раскрыл тайну ритуального убийства Царской Семьи. Обличал истинных разрушителей нашего государства - сионизм и масонство.
     Тысячи соратников Национально-Патриотического Фронта "Память" и простых русских людей приобщились, через его выступления к истокам нашей национальной культуры. Тысячи людей через него пришли к Православной Вере. Миллионы осознали себя русскими.
     Пришло время сказать: Спасибо тебе, первый учитель!
     Он ушел от нас. И, быть может, только теперь по-новому должны понять мы его призывы. Жить по-русски, коль русским родила земля. Гореть во имя Бога как свеча. Отбросить личные амбиции и обиды и объединится в стальной кулак для очищения России.
     Дмитрий Дмитриевич Васильев никому не причинил зла. Но сам в огромном количестве получил его от врагов и своих. В последнее время его одолел тяжелый недуг. Он с трудом мог ходить. Но, не смотря на предложения соратников и врачей о госпитализации, Дмитрий Васильев не бросил своего боевого поста. Он продолжал работать: писать, руководить Фронтом, выступать через INTERNET, издавать газету. Почти готов его новый фильм о русской национальной идее. Он всегда говорил, что если Господь посылает ему испытания, он должен сам их преодолеть. Он был настоящий христианин. Он имел ответственность не только за себя, но и за тех, кто рядом. Если пост, то в его доме всегда только постное. Если надо помочь, то он сам, будучи в долгах, отдаст последнее. Он умирал в одной рубахе, но жертвовал в храмы, заказанные им у златошвеев иконы. Мы не могли понять его до конца. Потому что он был человеком из прошлого. Но он был человеком, определившим будущее.
     Многие с его смертью вздохнули с облегчением. Ушел "патриарх русского фашизма". Ушла эпоха патриотов в черных рубахах. Иронизировали и издевались в своих статьях и эфирах. Ошибаются гады.
     Он воспитал тысячи, и сотни тысяч примкнут к его знамени. Настало время сплотиться под его призывом: за Русь Святую! Настало время провозгласить: БОГ, ЦАРЬ, НАЦИЯ!
     Вечная тебе Память Дмитрий Дмитриевич.
     Полный текст обращения с прощальными словами священников Православной Церкви размещён в экспресс-выпуске газеты "Память" за июль 2003 г. Его вы можете получить в Штаб-квартире НПФ "Память" или у общественных распространителей.
     РУССКИЕ ЛЮДИ! НЕСИТЕ ВЕСТЬ О БЕЗВРЕМЕННОЙ ГИБЕЛИ РУССКОГО ВОЖДЯ ПО ВСЕМ ГОРОДАМ И ВЕСЯМ МНОГОСТРАДАЛЬНОЙ ДЕРЖАВЫ РОССИЙСКОЙ!

Редактор

(Отечество, "Память", и Ты )



                                             Ты мыслью скорби потревожь
                                             Свою пассивную природу –
                                             Нас навсегда покинул вождь,
                                             Увы, не принятый народом.

                                             Та богатырская душа
                                             Сняла доспех земного тела,
                                             К небесным воинствам спеша –
                                             Вершить и там земное дело

                                             Но понесла его слова
                                             В сердца народная молва
                                             Свой год и час дождавшись тут
                                             Они как семя прорастут.

                                             Хотя для нас велик урон,
                                             Войдя в сознанье скорбным знаком
                                             Не оставлял позиций фронт,
                                             Напротив, двинув в контратаку

                                             И чёрной формы скорбный цвет,
                                             Неся погоны золотые,
                                             Содвинул строй, храня от бед
                                             Свою великую Россию.

                                             Идёт тяжёлый ратный труд
                                             Во поражение иуд
                                             И, отдавая дань свою,
                                             Наш Вождь невидимо в бою.

                                                                                 А. МОСОЛОВ,

                                                                           главный редактор
                                                                    газеты "Русские идут!"

на главную