ПРИЗЫВ К ПОКАЯНИЮ

Православные! Покайтесь!

     Для каждого православного, что приходит на чтение акафистов на источник Николая-Угодника и Царя-мученика Николая Александровича, место это дорого и свято. Для нас это уголок Святой Руси, что врачует и целит наши души. Где бы мы ни были, в какой благодатный край не забросила нас жизнь, мы всегда помним о нашем девственно-чистом родном ручейке, спешим вернуться, чтобы опять помолиться на святом источнике всем миром.
     Как писал Архиепископ Иоанн (Шаховской) для постижения истин великих и вечных нужна хотя бы минута божественного молчания в сердце, хотя бы мгновение святой тишины. Сколько их было – таких мгновений – на нашем источнике!
     В последнее время на сердце тревожно. Всё чаще задаёшься вопросом, чем оправдаешься ты, представ перед Всевышним.
     Особый смысл приобретают слова покаянной молитвы, которая звучит каждое воскресение на источнике после крестного хода.
     В этот раз на нашем источнике звучал Акафист-призыв "Православные, покайтесь!", который был написан в Свято-Успенском Псковско-Печорском монастыре по благословению Архимандрита Андриана.
     Слова акафиста заставляли сжиматься наши сердца в болезненном порыве, настолько беспощадны и справедливыми они были! "Господи, смилосердись, открой нам Церковь, как баню для очищения грехов, так заставь нас умываться слезами покаяния, ибо смердят наши грешные души. Боже, милостив буди нам грешным, даждь нам прежде конца покаяние".
     Наши души трепетали от бесчинств, которые сотворила наша плоть.
     И лукавый не выдержал: "Ну и акафист выбрал, это же не акафист, это – псалтирь!" – закричал бес устами болящей прихожанки. (О благодатной силе псалтири знает каждый православный.)
     Стоило только акафисту упомянуть о дьявольском царствии, бес тут же откликнулся: "Да, он уже здесь! Ох и стра-а-шно будет! Всё-всё уже готово!"
     Ничего нового лукавый не сообщил. Из проповедей старцев мы знаем, что 1917 год – это альфа, а сегодняшнее время – омега, а все годы между концом и началом – годы становления царства антихриста.
     Нового-то не сообщил, а трепетать заставил.
     "Не бойтесь, – вновь закричала одержимая, – страшно будет сначала, потом будет хорошо. Господь не оставит нас!"
     Вдруг она взглянула на небо: "Царь Николай стоит! Он с нами! Он улыбается!"
     Акафист продолжает звучать, подходя к завершению. Кондак 13: "Господи, Ты Троичен в лицах, как дерево троично по составу…"
     "На колени, – вновь кричит болящая, – на колени, кто не станет на колени, тот не спасётся!"
     Разве может лукавый призывать нас к спасению?!
     Сквозь пелену поднимаю заплаканные глаза, на коленях стоят все, орошая святой источник горькими слезами покаяния.
     Звучит молитва против принятия ИНН.
     "Зачем, зачем ты её читаешь? – тихо и спокойно, миролюбиво (как будто и не кричал страшным голосом ранее) вновь говорит лукавый устами одержимой, – всё равно они (т.е. мы с вами) всё примут, они бестолковые, всё примут".
     Крестным ходом идем вместе с В., она немного в смятении, просит у нас прощения, но мы давно знаем её и видели, как проявляется её одержимость в святых местах, например в Боголюбово, когда в этой маленькой хрупкой женщине вдруг пробуждается недюжая сила, которая не дает подойти ей к иконе Царских мучеников, или в большие православные праздники.
     "Я хотела себя сдержать и не могла, я поняла, что Господу угодно, чтобы я говорила", – оправдываясь, говорит В.
     Мы потрясены. Как никогда мы почувствовали, что живем грешно и нераскаянно, что спросится с нас за каждый неверный шаг и вздох.
     "Отверзи нас Господи! Мы здесь, чтобы подготовить душу свою к вечности твоей. Помоги нам опомнится, осознать, что душа наша бессмертна!"
     Покайтесь, православные! Времени у нас немного, но ещё есть.
     …А наш родной целомудренный прозрачный источник – свидетель недавней баталии – опять чист, как от воска свечей, так и от наших горьких слёз покаяния и несёт он свои целебные святые воды в вечность. Найдется ли там место для наших неприкаянных душ?!

Раба Божия Фотиния

на главную