НИКОЛАЙ II НЕ ОТРЕКАЛСЯ ОТ ПРЕСТОЛА

      Ни одно имя в России так не изолгано, как имя Царя-Мученика и его святой семьи. Горы неправды приходиться повергать тому, кто пытается добраться до истины отречения. Масонам было мало Государственной думы, они рвались к всевластию в России. Им мешал монархический строй, преградой на их пути стоял государь. Николая Александровича и до того нельзя было упрекнуть в нерешительности, а в те мятежные дни жесткость его приказов на подавление предательского бунта в столице была поистине диктаторской. Но события развиваются вопреки воле Государя, его приказы не выполняются. Будь у государя в тот момент хотя бы триста солдат, преданных ему, присяге и закону, способных исполнить железную волю царя, Россию можно было удержать на краю разверзшейся пропасти. Генерал-адъютант Рузский, исполняя порученную ему временным комитетом роль, предложил Николаю II "сдаться на милость победителя". Они сознательно изменяли, хотя и проливали слёзы сочувствия императору, вырывая у государя отречение, лгали ему, что это делается в пользу наследника, на самом деле стремясь к свержению монархии в России. Не оказалось рядом таких людей - боящихся Бога, любящих правду, ненавидящих корысть, верных присяге. Все выступили изменниками - от рядовых солдат питерских запасных полков до главнокомандующих фронтами, до ближайшей родни, великих князей.
     Бремя заступничества за народ-изменник, народ-бунтовщик, народ, требовавший заменить царство республикой - в самом деле, непосильное и опасное тягло, но царь не отрёкся от своего народа. Царский карандаш решительно подчёркивает в Библии (эту книгу год назад принесли в церковь святого Благоверного Александра Невского, что в Пскове. Ровно 80 лет хранилась эта книга под спудом, чтобы сейчас вышла в свет эта святыня, дарованная нам для осознания причин нескончаемых русских бед): "…и так простишь ли грех их? а если нет, то изгладь меня из книги Твоей, в которую Ты вписал (Исх. 32.32 - 33).
     Государь в те дни действительно говорил, и это осталось в письмах: "Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России, я буду этой жертвой, да совершится воля Божия!" Исход решения императора Николая Александровича: "встать между мертвыми и живыми" - теми, кто уже был мертв, отступив от Бога и Его помазанника, и теми, кто оставался, верен царю, но медлил в бездействии или прибывал в неведении грядущей опасности. Опасность всеобщей погибели была как никогда реальной. Ведь мы, русские, до конца своих дней все связаны Соборным постановлением, принятым Всероссийским земским Собором в 1613 году, связаны клятвой русского народа на вечную верность царскому роду Романовых. Нарушение сего Соборного постановления влечет за собой неисчислимые бедствия русскому народу и его царству.
     Итак, 2 марта 1917 года царь не отрёкся от престола. Во-первых, он не имел права на отречение - это являлось нарушением Соборного постановления 1613 года и закона о престолонаследии от 5 апреля 1797 г., учрежденного Императором Павлом I. Во-вторых, государь, фактически плененный заговорщиками в Пскове, по царскому своему служению, не имел права безвольно поклоняться их силе. И тогда он составляет заведомо незаконный документ и телеграммой рассылает его по армии, давая своему народу, присягавшем ему войсками и их командирам последнюю возможность не изменить присяге, стремиться отвести свой народ от клятвопреступления, от нарушения Соборной клятвы. И, в-третьих, Государь подписал телеграмму простым карандашом, а не ручкой. Это был единственный документ, который Император Николай II Александрович подписал простым карандашом. Государь знал, как и знало его предательское окружение, что документ этот был незаконен.
     Государя убила горстка "выродков земли родной", но грех убийства лег на всех русских и будет лежать, отягощая нас Божьими казнями, доколе соборно не покаемся в содеянном. Это мы, русские, предали царя иноплеменникам. Это мы, русские, стреляли в его жену, в его детей и за верную службу иудеям получили свои серебряники, уподобясь Иуде - предателю, вопрошавшему у архиереев платы за Христа.
     Кровь его на нас и на наших детях. Нам, русским, отягощённым по сей день наследным грехом наших предков - грехом отречения от своего царя, - не будет прощения до соборного в том грехе покаяния до того часа, когда русский народ, переставший в марте 1917 года молиться за царя, возмолится своему царю, утвердившись в святости его христианского подвига: "Святый Царю Николае, искупителю грехов наших, страстотерпче, великомучениче, моли Бога о нас!"

Ю. БЕРНИКОВ

назад