ЗЛЫЕ ДУХИ.
ВЫМЫСЕЛ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

     Задонск. Скит. В ожидании открытия часовни толпа паломников стоит на монастырском дворе. Над дремлющей толпой, представляющей смесь всевозможных лиц, сословий, состояний царит спокойная тишина благодати святого места. Значительная часть ожидающих – кликуши и бесноватые.
     Наступает время молебна, двери часовни распахиваются. Толпа с монастырского двора с напором протискивается в открытые двери. Несмотря на давку, почти всегда кликуши и бесноватые успевают пробиться вперёд, направо, к образам Спасителя и Божьей Матери.
     Вначале молебна все усердно молятся, но по окончании его, когда священник о. Пётр переходит к образу Божией Матери и начинается чтение акафиста святителю Тихону Задонскому, кликуши и бесноватые вскоре начинают кричать. Сначала слышны отдельные редкие звуки, вдыхательные, похожие на звуки коклюшного кашля, затем к ним добавляется собачий лай и очень громкая икота. Затем следует пауза в несколько минут, и звуки возобновляются с новой силой, иногда перекрывая голос священника о. Петра. Во время припева хора кликуши молчат, но вскоре звуки становятся разнообразнее и чаще, хотя и несколько тише. То слышится ясная икота, то всхлипывание, то бесноватый будто давится. Эти звуки перемежаются тихими стонами и глубокими вздохами. Часто бесноватые начинают вести связный разговор глухим сдавленным голосом, выговаривая от имени третьего лица, то есть от сидящего в человеке беса. Так одна бесноватая во время чтения священником о. Петром Евангелия шептала: «Оставь, оставь, я слышу! Довольно, не мучь меня». Когда бесноватых пытаются подвести к иконам, они обнаруживают большую физическую силу при сопротивлении здоровым, сильным мужчинам. Замечательно, однако, что не было ни одного случая повреждения бесноватыми икон, щадить которые при беспорядочных, порывистых движениях бесноватых не так-то легко.
     Когда бесноватого насильно подводят к иконе, он начинает богохульствовать от имени сидящего в нём беса, но, приложившись к иконе, сразу успокаивается. Изредка бесноватые падают на пол, но и в этих случаях, обычно, не теряют сознания. Так одна из одержимых бесом подползла к ногам о. Петра, шепча всё те же речи от имени беса. Иногда случалось, что бесноватые плевали на иконы, рвали на себе платье и волосы, царапали лицо…
     Если мы вернёмся на несколько столетий и даже тысячелетий назад, то увидим ту же картину.
     К примеру, во многих древних источниках упоминается о том, что волхвы Древней Руси могли насылать бесов на людей, и они становились одержимыми. Так в рукописном житии Зосимы и Саватия говорится: «Есть на Поморье (Цитата по Афанасьеву) наволок Унежма; в месте же том человек некий именем Никон. Сему Никону случися болезнь тяжка зело. Два кудесника бысть в волости той, имущи прю некую между собою. Никону же тому случися промежду их свидетельствовати; единому их угоди, а другого оскорби. Последний же зельне огорчился и яко же обычай им укоренися злокозненного действа, бесовскую прелестию нача кудес быти – та же насылает беса на Никона».
     Если взять настоящее время, казалось бы «просвещённое цивилизацией», мы столкнёмся с таким же количеством (если не больше) случаев одержимости, как и в древности или средние века.
     Телевидение и компьютеры, полёты человека в космос никоим образом не уменьшили числа одержимых и не изменили их поведения. Разве что к рогатым бесам добавились ещё и инопланетяне. Вы можете наблюдать таких людей во многих храмах и монастырях, но сколько их ещё размещено в психиатрических клиниках одному Богу известно.
     Однако одержимость не является чисто географической категорией, то есть бесноватые есть не только у нас в России. Ни географические, ни климатические условия на их количественный уровень не влияют. Если мы обратимся к исследованиям этнографов в различных регионах мира, то повсюду обнаружим весьма похожую картину.
     Так в Новой Зеландии хорошо известно явление бесноватости, и лучшим средством от одержимости злым духом считался сильный шум возле больного. Кусса, кафиры, Кола и Начпуре, черкесы и китайцы всегда приписывали болезни злым духам или колдовству. По мнению каролинских племён Южной Америки всякого рода нездоровье причиняется злыми духами. По понятиям новозеландцев болезни приносит им «Атуа», который, будучи голодным, входит в них в виде ящерицы и поедает их внутренности, пока они не умрут. ( Лэбок. Начало цивил., 1876)
     Патагонцы считали, что болезнь причиняется вхождением в человека злого духа, и что всякий больной одержим. В Африке по воззрениям басутов и зулусов причины болезней суть духи умерших людей, входящие в тело больного, чтобы призвать его к себе или побудить к приношениям. (Тейлор. Первые культы.)
     Один из исследователей данного вопроса Сумцов отмечал, что и болезни издавна у всех народов являются в форме демонических существ. Духи мрака – враги здоровья и жизни; они проникают в тело человека и служат источником болезней, они помрачают ум и терзают тело человека.
     Уже в кирпичных книгах древних халдеев находятся заговоры от демонических существ. Славяне, в частности русские, разделяли со всеми народами взгляд на демоническое происхождение болезней, у всех народов имелось общее понятие относительно того, что болезненные симптомы являются результатом деятельности другого начала, подобного душе, то есть постороннего духа. Одержимый человек беспокоится, мечется в горячке, рвётся и тоскует, как будто внутри него находится терзающее его существо; худеет, изнемогает, точно кто-то день за днём пожирает его изнутри. Иногда этому человеку случается видеть своего мучителя в страшном кошмарном сновидении или же в виде призрака.
     Когда же эта таинственная сила повергает человека на землю, кричит в нём и ломает его в судорогах и заставляет бросаться с неимоверной силой и яростью дикого зверя на окружающих, когда эта сила побуждает человека с искажённым лицом и дикими движениями произносить не своим, как будто нечеловеческим голосом дикие речи, или когда вдруг у одержимого являются мысли и красноречие, далеко превышающие обыкновенный уровень его способностей, и он начинает повелевать, давать советы, предсказывать будущее, – то понятно, что такой человек для окружающих и для самого себя представляется орудием злого духа, который овладел им или вселился в него. (Всякого рода предсказатели, типа Глобы, бабушки-знахарки и т.д. являются одержимыми злыми духами).
     У жителей Дальнего Востока бывали случаи, когда болезненная одержимость переходила в прорицательную. У патагонцев люди, страдающие падучей болезнью, или пляской св. Вита, предназначались в волшебники, как люди, избранные самими демонами.
     У Тейлора описание одержимости фиджийского жреца выглядит следующим образом: «Он сидит среди глубокого молчания, упорно уставив глаза на украшение из китового уса. Через несколько минут он начинает дрожать, в лице и конечностях появляются слабые подёргивания, которые усиливаются до жесточайших судорог, сопровождающихся вздутием вен, бредом и стонами. В это время в него входит «бес», и прорицатель с вращающимися глазами, бледным лицом и посиневшими губами, обливаясь потом, с видом совершенно бешеного человека, высказывает неестественным голосом волю беса, затем припадок затихает, прорицатель глупо глядит вокруг себя, и «бес возвращается в страну злых духов».
     В Индии и теперь можно видеть, как одержимые демонами вопят, корчатся, беснуются и даже разрывают связывающие их толстые верёвки, пока на них не подействуют заклинания. По представлениям древних индусов причинами душевных болезней были демоны, вселявшиеся в людей и воздействовавшие на них. Для изгнания демонов больным наносили побои, прижигания калённым железом, бросали в яму со змеями, у которых предварительно были удалены ядовитые железы.(для испуга).
     В Древнем Египте одержимых помещали в храмы, где их лечили омовениями, специальной музыкой, применялся гипноз.
     Кстати первоначально слово «эпилепсия» обозначало схватывание человека сверхъестественным деятелем, причинная связь между одержимостью бесами и умопомешательством или бредом была одной из аксиом греческих философов.
     В описании Гвинеи Уильсон в отношении негров говорил: «Одержимость бесами здесь вещь обыкновенная, и признаки, которыми она выражается, похожи на описанные в Новом Завете.
     Дикие жесты, конвульсии, пена у рта, проявление сверхъестественной силы бешенства, терзание собственного тела, скрежет зубовный и др… – подобные признаки указываются в каждом случае, где предполагается дьявольское наваждение».

Ю.ТИМОШИН.

назад