ПОСЛЕ ЧИСТКИ – ВОЗРОЖДЕНИЕ

Обзор и опыт объяснения некоторых христианских пророчеств
о грядущих мировых событиях

      В 2001 году паломники из России беседовали о грядущих мировых событиях с афонским старцем монахом Иосифом Ватопедским (Иосифом-младшим, учеником знаменитого старца Иосифа Исихаста). Вот рассказ об этой встрече: «У старца на лице написана благодать. Он сказал нам о судьбах мира и грядущих грозных событиях. Господь долго терпел беззакония наши, как перед великим потопом, но теперь наступает предел долготерпению Божию – пришло время очищения. Переполнена чаша гнева Божия. Господь попустит страдания для уничтожения нечестивых и богоборцев – всех тех, кто сделал современные беспорядки, вылил грязь и заразил народ. Господь попустит, что они с ослепленными умами будут уничтожать друг друга. Много будет жертв и крови (ср.: 3 Езд. 15, 35; 16, 24; Откр. 14, 20. – Свящ. А.). Но верующим бояться не надо, хотя и для них будут скорбные дни, скорбей будет столько, сколько Господь попустит для очищения (ср. 3 Езд. 16, 74: «…Тогда настанет испытание избранным Моим, как золото испытывается огнем». – Свящ. А.). Ужасаться этого не надо. Потом будет всплеск благочестия в России и во всем мире. Господь своих покроет. Люди вернутся к Богу. Мы уже стоим на пороге этих событий. Сейчас все начинается, потом у богоборцев будет следующий этап, но они не сумеют осуществить свои планы, Господь не допустит. Старец сказал, что после всплеска благочестия будет близок конец земной истории».
     Согласно программе сатанистов-жидомасонов по организации трех мировых войн (и сам термин «мировая война» был придуман жидомасонами) для достижения цели мирового господства, – программе, разработанной крупнейшим масонским авторитетом Альбертом Пайком и принятой высшим масонским органом – «Верховным советом мира» – в 1871 году, Третья мировая война должна начаться на Ближнем Востоке из конфликта между арабами и израильтянами, и закончиться она должна установлением глобальной жидомасонской диктатуры – власти «Мирового правительства» (ныне закулисного), а затем и власти всемирного жидовского царя – Мошиаха (антихриста).
     «Для полного торжества масонства, – писал еврей-сатанист Пайк, – понадобятся три мировые войны; в третьей из них будет уничтожен мусульманский мир, после чего мы спровоцируем гигантское социальное потрясение, ужасы которого покажут всем гибельность безверия. Революционное меньшинство будет уничтожено, а разочаровавшееся в христианстве большинство... получит от нас истинный свет учения Люцифера».
     Осуществится ли этот план так, как хотят того богоборцы? Слова старца Иосифа позволяют предположить, что служителям зла все-таки не удастся сразу после Третьей мировой войны осуществить следующий этап своей программы – установить всемирную диктатуру «Мирового правительства» и лжемессии-антихриста. И вместо запланированного торжества «света учения Люцифера» в России и во всем мире, после очищения войнами и другими бедствиями и скорбями, начнется всплеск благочестия – духовное возрождение.
     «Мы молимся, – говорил старец Иосиф Ватопедский, – чтобы русский народ пришел в то свое нормальное состояние, которое было до разрушения, потому что мы имеем общие корни и переживаем за положение народа русского... Такое ухудшение сейчас – общее состояние во всем мире. И это состояние есть именно тот предел, после которого уже начинается гнев Божий. Мы достигли этого предела. Господь только по милости Своей терпел, а теперь уже терпеть не будет, но по правде Своей станет наказывать, потому что пришло время. Будут войны, и мы будем испытывать большие трудности. Сейчас власть во всем мире захватили евреи, и цель их – искоренить христианство. Гнев Божий будет таков, что все тайные враги Православия будут уничтожены. Специально для этого посылается гнев Божий, чтобы их уничтожить. Испытания не должны нас ужасать, мы всегда должны иметь надежду на Бога. Ведь так же страдали тысячи, миллионы мучеников, так же страдали и новомученики, и поэтому мы должны быть готовы к этому и не ужасаться. Терпение, молитва и упование на Промысел Божий должны быть. Будем молиться за возрождение христианства после всего того, что нас ожидает, чтобы Господь действительно дал нам силы возродиться. Но этот вред пережить надо... Испытания давно начались, и надо ждать большого взрыва. Но после этого уже будет возрождение... Сейчас начало событий, тяжелых военных событий. Двигателем этого зла являются евреи. Их дьявол понуждает начать, чтобы уничтожить семя Православия в Греции и в России. Это для них главное препятствие к мировому господству. И они понудят турок все-таки прийти сюда в Грецию и начать свои действия. А Греция хотя и имеет правительство, но как такового на самом деле его как бы и нет, потому что оно не имеет силы. И турки придут сюда. Это будет момент, когда Россия тоже двинет свои силы, чтобы отбросить турок. События будут развиваться так: когда Россия пойдет на помощь Греции, американцы и НАТО постараются воспрепятствовать этому, чтобы не было воссоединения, слияния двух православных народов. Поднимут и еще силы – японцев и другие народы. На территории бывшей Византийской империи будет большое побоище. Только погибших будет около 600 миллионов человек. Во всем этом будет активно участвовать и Ватикан, чтобы воспрепятствовать воссоединению и возрастанию роли Православия. Но это обернется полным уничтожением ватиканского влияния, до самого основания. Так повернется Промысел Божий... Будет попущение Божие, чтобы были уничтожены те, кто сеет соблазны: порнографию, наркоманию и т. п. И Господь так ослепит их умы, что они будут уничтожать друг друга с ненасытностью. Господь попустит это специально, чтобы провести большую чистку. Что касается того, кто управляет страной, он недолго будет, и то, что теперь творится, будет недолго, а потом сразу война. Но после этой большой чистки будет возрождение Православия не только в России, но и по всему миру, большой всплеск Православия. Господь даст Свое благоволение, благодать так, как это было вначале, в первые века, когда люди с открытым сердцем шли к Господу. Это продлится три-четыре десятилетия, и потом быстро наступит диктатура антихриста. Вот такие ужасные события мы должны пережить, но пусть они нас не ужасают, потому что Господь Своих покроет. Да, действительно, мы переживаем трудности, голод и даже гонение и многое такое, но Господь Своих не оставит. И те, кто поставлен у власти, должны понуждать своих подданных больше быть с Господом, больше в молитве пребывать, и Господь Своих покроет. Но после большой чистки будет и большое возрождение».
     В 1959 году журнал канадского филиала Православного братства преподобного Иова Почаевского «Православное обозрение» опубликовал видение одного старца, рассказанное им епископу канадскому Виталию (Устинову), впоследствии ставшему митрополитом РПЦЗ. Этот старец в тонком сне видел Господа, Который сказал ему: «Вот, Я возвеличу Православие в земле Русской и оттуда оно воссияет на весь свет… Коммуна исчезнет и развеется, как прах от ветра. Она попущена для того, чтобы сделать в России один народ с одним сердцем и одной душой. Очистив его огнем, Я сделаю его Моим народом… Вот, Я простру десницу Свою и Православие из России воссияет на весь свет. Настанет такое время, когда дети там будут носить на плечах своих камни для постройки храмов. Рука Моя крепка (ср. 3 Езд. 15, 11. – Свящ. А.) и нет такой силы ни на небе, ни на земле, которая противостала бы ей».
     
     

«КСТАТИ, НАСЧЕТ ВОЙНЫ И ВОЕННЫХ СЛУХОВ…»

     Святой праведный Иоанн Кронштадтский писал: «Русский народ и другие населяющие Россию племена глубоко развращены, горнило искушения и бедствий для всех необходимо, и Господь, не хотящий никому погибнуть, всех пережигает в этом горниле». Господь безконечно жалеет нас, но что делать, если мы можем дать какие-то искры, какой-то святой огонь, только когда нас поражают несчастья, катастрофы, болезни, войны… Тему очищения и духовного подъема как следствия войн хорошо раскрыл Ф. М. Достоевский в своем очерке «Парадоксалист» («Дневник писателя», апрель 1876 г.). Вот основные мысли «парадоксалиста» о пользе войны:
     «Дикая мысль, что война есть бич для человечества. Напротив, самая полезная вещь. Один только вид войны ненавистен и действительно пагубен: это война междоусобная, братоубийственная. Она мертвит и разлагает государство, продолжается всегда слишком долго и озверяет народ на целые столетия. Но политическая, международная война приносит лишь одну пользу, во всех отношениях, а потому совершенно необходима». «Ложь, что люди идут убивать друг друга: никогда этого не бывает на первом плане, а, напротив, идут жертвовать собственною жизнью – вот что должно стоять на первом плане. Это же совсем другое. Нет выше идеи, как пожертвовать собственною жизнию, отстаивая своих братьев и свое отечество или даже просто отстаивая интересы своего отечества. Без великодушных идей человечество жить не может, и я даже подозреваю, что человечество именно потому и любит войну, чтоб участвовать в великодушной идее. Тут потребность». «Кто унывает во время войны? Напротив, все тотчас же ободряются, у всех поднят дух, и не слышно об обыкновенной апатии или скуке, как в мирное время. А потом, когда война кончится, как любят вспоминать о ней, даже в случае поражения! И не верьте, когда в войну все, встречаясь, говорят друг другу, качая головами: «Вот несчастье, вот дожили!» Это лишь одно приличие. Напротив, у всякого праздник в душе. Знаете, ужасно трудно признаваться в иных идеях: скажут, – зверь, ретроград, осудят; этого боятся. Хвалить войну никто не решится». «Великодушие гибнет в периоды долгого мира, а вместо него являются цинизм, равнодушие, скука и много – много что злобная насмешка, да и то почти для праздной забавы, а не для дела. Положительно можно сказать, что долгий мир ожесточает людей. В долгий мир социальный перевес всегда переходит на сторону всего, что есть дурного и грубого в человечестве, – главное к богатству и капиталу. Честь, человеколюбие, самопожертвование еще уважаются, еще ценятся, стоят высоко сейчас после войны, но чем дольше продолжается мир – все эти прекрасные великодушные вещи бледнеют, засыхают, мертвеют, а богатство, стяжание захватывают все. Остается под конец лишь одно лицемерие – лицемерие чести, самопожертвования, долга, так что, пожалуй, их еще и будут продолжать уважать, несмотря на весь цинизм, но только лишь на красных словах для формы. Настоящей чести не будет, а останутся формулы. Формулы чести – это смерть чести. Долгий мир производит апатию, низменность мысли, разврат, притупляет чувства. Наслаждения не утончаются, а грубеют. Грубое богатство не может наслаждаться великодушием, а требует наслаждений более скоромных, более близких к делу, то есть к прямейшему удовлетворению плоти. Наслаждения становятся плотоядными. Сластолюбие вызывает сладострастие, а сладострастие всегда жестокость. Вы никак не можете всего этого отрицать, потому что нельзя отрицать главного факта: что социальный перевес во время долгого мира всегда под конец переходит к грубому богатству». «…Наука и искусства именно развиваются всегда в первый период после войны. Война их обновляет, освежает, вызывает, крепит мысли и дает толчок. Напротив, в долгий мир и наука глохнет... Если б не было на свете войны, искусство бы заглохло окончательно. Все лучшие идеи искусства даны войной, борьбой». «…Христианство само признает факт войны и пророчествует, что меч не прейдет до кончины мира: это очень замечательно и поражает. О, без сомнения, в высшем, в нравственном смысле оно отвергает войны и требует братолюбия. Я сам первый возрадуюсь, когда раскуют мечи на орала. Но вопрос: когда это может случиться? И стоит ли расковывать теперь мечи на орала? Теперешний мир всегда и везде хуже войны, до того хуже, что даже безнравственно становится под конец его поддерживать: нечего ценить, совсем нечего сохранять, совестно и пошло сохранять. Богатство, грубость наслаждений порождают лень, а лень порождает рабов. Чтоб удержать рабов в рабском состоянии, надо отнять от них свободную волю и возможность просвещения. Ведь вы же не можете не нуждаться в рабе, кто бы вы ни были, даже если вы самый гуманнейший человек? Замечу еще, что в период мира укореняется трусливость и бесчестность. Человек по природе своей страшно наклонен к трусливости и бесстыдству и отлично про себя это знает; вот почему, может быть, он так и жаждет войны, и так любит войну: он чувствует в ней лекарство. Война развивает братолюбие и соединяет народы». «Война освежает людей. Человеколюбие всего более развивается лишь на поле битвы. Это даже странный факт, что война менее обозляет, чем мир… Вспомните, ненавидели ли мы французов и англичан во время крымской кампании? Напротив, как будто ближе сошлись с ними, как будто породнились даже. Мы интересовались их мнением об нашей храбрости, ласкали их пленных; наши солдаты и офицеры выходили на аванпосты во время перемирий и чуть не обнимались с врагами, даже пили водку вместе. Россия читала про это с наслаждением в газетах, что не мешало, однако же, великолепно драться. Развивался рыцарский дух. А про материальные бедствия войны я и говорить не стану: кто не знает закона, по которому после войны все как бы воскресает силами. Экономические силы страны возбуждаются в десять раз, как будто грозовая туча пролилась обильным дождем над иссохшею почвой. Пострадавшим от войны сейчас же и все помогают, тогда как во время мира целые области могут вымирать с голоду, прежде чем мы почешемся или дадим три целковых». «Война поднимает дух народа и его сознание собственного достоинства. Война равняет всех во время боя и мирит господина и раба в самом высшем проявлении человеческого достоинства – в жертве жизнию за общее дело, за всех, за отечество. Неужели вы думаете, что масса, самая даже темная масса мужиков и нищих, не нуждается в потребности деятельного проявления великодушных чувств? … Взаимный подвиг великодушия порождает самую твердую связь неравенств и сословий. Помещик и мужик, сражаясь вместе в двенадцатом году, были ближе друг к другу, чем у себя в деревне, в мирной усадьбе. Война есть повод массе уважать себя, а потому народ и любит войну: он слагает про войну песни, он долго потом заслушивается легенд и рассказов о ней... пролитая кровь важная вещь! Нет, война в наше время необходима; без войны провалился бы мир или, по крайней мере, обратился бы в какую-то слизь, в какую-то подлую слякоть, зараженную гнилыми ранами...».
     
     

СЛОВО О ЦАРСТВИИ

     В беседе со Своими учениками о событиях, которые будут предшествовать кончине мира, Господь наш Иисус Христос предрек: «…Также услышите о войнах и о военных слухах (Третья мировая война). Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это – начало болезней. Тогда будут предавать вас на мучения и убивать вас; и вы будете ненавидимы всеми народами за имя Мое; и тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут, и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь; претерпевший же до конца спасется. И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24, 6-14).
     Отсюда ясно, что антихрист не воцарится и конец мира не наступит сразу после Третьей мировой войны, а должно пройти еще какое-то время (по мнению старца Иосифа Ватопедского – тридцать-сорок лет) до «конца». А перед концом должна еще прозвучать всемирная проповедь Евангелия Царствия, во свидетельство всем народам.
     Что такое «Евангелие Царствия»? Думается, что слова Спасителя о всемирной проповеди Евангелия Царствия ясно указывают на грядущее духовное возрождение, которое начнется в России (и о котором, как мы знаем, предсказывали многие святые и подвижники благочестия). Став центром духовного возрождения, воскресшая Святая Русь озарит светом Христовым все народы мира.
     Именно сейчас, когда, как это и было предсказано Спасителем, во многих охладела любовь, именно в это время должна прозвучать, в последний раз перед концом мира, всемирная проповедь Евангелия Царствия, т. е. проповедь благой вести (греч. – «евангелие») об истинном духовном единстве – Царстве Божием, в которое призывает Господь всех людей. Именно сегодня, когда мир почти полностью и окончательно погрузился в холодную отчужденность, самая привлекательная и глубочайшая сторона в Православии – это его послание о духовном единстве, т. е. его «слово о Царствии» (Мф. 13, 19). Ведь духовное единство, согласно Евангелию, является основной отличительной чертой христиан: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, – говорит Господь, – если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13, 35).
     Новое обретение и раскрытие христианского призыва к духовному единству – это самая большая надежда, которая сегодня остается. Вызов обезличивающей системы апокалиптического зверя может даже послужить лучшим предлогом к выдвижению на первый план и деятельному созиданию общения и единения личностей.
     Старец Паисий Святогорец (†1994) предсказывал: «…Через гонение, которое последует, христианство всецело объединится. Однако объединится не так, как хотят те, кто различными махинациями устраивает всемирное «объединение церквей», желая иметь во главе одно религиозное руководство. Христиане объединятся, потому что при создавшемся положении произойдет отделение овец от козлов. Каждая овца будет стремиться быть рядом с другой овцой и тогда осуществится на деле: «едино стадо и един Пастырь»(Ин. 10, 16)… Видим, что это отчасти уже осуществляется: христиане… уже начали чувствовать, что они находятся в нездоровом климате, и постараются избежать болезненных ситуаций и притекают тысячами в монастыри и церкви. Скоро увидите, что в городе существуют две части людей: те, кто будут жить блудной и далекой от Христа жизнью, и остальные, которые будут притекать на бдения и в места поклонения. Среднего состояния, как теперь, не может более существовать».
     Старец Паисий много говорил о важности духовного единения современных христиан. Например: «Будьте между собой дружны и согласны, – призывал старец, – будьте духовно подготовлены и отважны, будьте единым телом и ничего не бойтесь. Помогает и Бог. Возделайте духовную любовь, имейте ее такой, какую питает мать к своему ребенку. Пусть отношения между вами будут братскими, пусть живет среди вас жертвенность. А трудные дни мы потихонечку переживем».
     «Зло сорвалось с цепи и везде черно, как на вспаханном поле, – говорил еще старец Паисий. – Но если мы засеем поле, оно зазеленеет и даст нам весной плоды. Так теперь и мир живет во тьме зла. Могло бы настать и доброе время. Но для этого нужен сев… Мир потерял смысл жизни, и следует его найти… Наш долг в эти трудные времена нести всем прочим народам свет Православия. Так как все мы дети Адама и Евы, все мы по плоти братья. А с православными, естественно, мы братья и по плоти, и по духу».
     В настоящее время человечество с невиданной доселе остротой переживает самую страшную из всех своих трагедий – трагедию окончательного духовного одичания, обезличения, расчеловечения людей, трагедию уничтожения личности. Перед лицом современного мира, главным законом которого стала отчужденность, разъединенность, враждебность и холодное безразличие в отношениях между людьми, мира, задавленного недочеловеческой, дегенеративной «массовой культурой», мертвящим техническим прогрессом и обезличивающими глобализацией и компьютеризацией, Православная Церковь должна громко и отчетливо засвидетельствовать, что никогда не было, нет и не будет ничего более важного, чем личное общение и единение человека с Богом и личное общение и единение людей друг с другом. Именно сейчас всем нам крайне необходимо углубить наше понимание человеческой личности. Мы, православные христиане, должны основательнее уяснить для себя и показать это всему современному человечеству – что есть человек и что есть межличностное общение.
     Истина Православной Церкви о духовном единении как высшем предназначении каждой человеческой личности должна свидетельствоваться не из эфира, но из сердец православных. Это свидетельство не должно относиться только к воспоминаниям о прошлом, но, прежде всего, к живой деятельности в настоящем. И в первую очередь это свидетельство должно дать православное монашество, но также и вся полнота Церкви.
     Основой успеха этого свидетельства является непосредственная связь христианина с Личностью Божией, то есть Богообщение. «Я есмь лоза, а вы ветви, – говорит Господь, – кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5). Подлинное Богообщение ищется человеком не иначе, как чрез личную молитву к Богу Личному. Старец Ефрем Катунакский давал приходящим к нему верующим следующий совет о том, как стяжать живое Богообщение: «Полчаса из всех суток посвяти занятию молитвой. Когда только сможешь, но лучше ночью. Проговаривай ее, не имея в руках четок, умилостивительно, просительно, с плачем: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя». Потрудись так, и увидишь, какой это принесет плод. Из получаса молитва превратится в час. И в этот час будь внимателен: либо зазвонит телефон, либо «вот это я должен сделать прямо сейчас», либо придет к тебе сон или ужалит какая-нибудь хула. Отбрось все. Выключи телефон. Закончи все свои дела и займись молитвой на протяжении получаса, и увидишь, что будет. Посади деревце, и завтра-послезавтра оно принесет плод. Святитель Иоанн Златоуст и святитель Василий начали с этого и стали светильниками вселенной» (из книги монаха Иосифа Ватопедского «Блаженный послушник. Жизнеописание старца Ефрема Катунакского»).
     Такой же была основа успеха апостольской проповеди. Поэтому Спаситель по Своем воскресении спросил апостола Петра: «Любишь ли ты Меня?» (см. Ин. 21, 15-18). Деятельность апостолов основывалась, как на фундаменте, – на любви к Богу, то есть на живом общении с Ним. «Святые апостолы, – пишет святитель Игнатий (Брянчанинов) в «Аскетических опытах», – получившие лично от Господа заповедь о непрестанной молитве, передавшие ее верующим, сами занимались непрестанно молитвой… Апостолы имели только два духовных подвига: молитву и проповедь слова Божия: от молитвы они переходили к возвещению человекам слова Божия, от проповеди слова они возвращались к молитве. Они находились в непрестанной духовной беседе: то беседовали молитвой с Богом, то беседовали от лица Божия с человеками». Согласно одному из православных пророчеств, те русские люди, которые будут возрождать Святую Русь (точнее, Сам Господь через них), «будут находиться под сильным воздействием Иисусовой молитвы».
     На важность созидания духовного единства русских людей и на необходимость для русского народа, как единого духовного организма, быть носителем стремления к самым высоким идеалам не раз указывал святитель Божий Иоанн (Снычев), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. «Если хотим выжить, – писал митрополит Иоанн, – надо вернуться к признанию целей столь высоких, авторитетов столь безспорных, идеалов столь возвышенных, что они просто не могут быть предметами спора для душевно здравых, нравственно полноценных людей. Таковы святыни веры. Не зря на протяжении веков именно Церковь являлась первой мишенью губителей России… Страшная и непонятная для чужого, холодного, внешнего наблюдателя, Святая Русь охотно раскрывает свои секреты всякому, вопрошающему с любовью и надеждой, приходящему за поддержкой и помощью, наукой и вразумлением. Секрет прост: в основание внешнего величия и силы русский гений положил несокрушимый «камень веры», многовековой опыт духовного единства, заботливо лелеемый Православием, как зеница ока оберегаемый Русской Церковью».
     Больше всего служители зла, устроители апокалиптического царства зверя, лукаво называемого ими «Новым веком» и «Новым мировым порядком», боятся нашего сплочения, нашего единения, – боятся «силы русского братства», по выражению Ф. М. Достоевского. Этот истинный пророк России верил в мессианское назначение русского народа: «Наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силою братства и братского стремления нашего к воссоединению людей».
     Только воскресшая Святая Русь может явить всему миру истинное духовное единство. И это не есть русская национальная гордыня, а возложение русским народом на себя бремени всеобщей, всечеловеческой ответственности, бремени «всемирного боления за всех», о котором говорил Достоевский, предсказывая, что именно Россия скажет миру свое «новое Слово» – «слово живой жизни».
     Явить современному человечеству настоящего Христа, поставить перед человечеством идеал взаимной любви и единения Лиц Святой Троицы, указать – посредством созидания подлинного, духовного единства – путь, ведущий к этому идеалу, – вот высочайшая миссия и одновременно национальная идея русского народа.
     «Словом живой жизни», которое скажет (и говорит уже!) Россия всему миру, должно стать слово о всечеловеческом единстве и о всечеловеческой ответственности. Иначе говоря, новое Слово России – это ее проповедь всемирного покаяния.
     Всечеловеческая ответственность привела Христа на Крест. Кто, следуя за Христом, берет на себя ответственность за грех ближнего, тот поистине приближается к ближнему. Когда совершенный христианин говорит: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя», то словом «мя» он охватывает в себе всех других, не отделяясь от них, расширяя безгранично любовь свою и беря на себя ответственность за них. Поэтому афонский старец Порфирий (Баирактарис; †1991), например, советовал своим духовным чадам, когда они молятся за кого-либо, вставать на его место и говорить опять же: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя». «Когда человек верит, что он хуже всех, – учил афонский старец Паисий, – тогда единственное «Господи, помилуй!», которое он произнесет о мире, будет стоить тысяч «Господи, помилуй!» другого».
     Чувство всечеловеческой ответственности подвигает человека ко всечеловеческому же покаянию. «Человек является настоящим человеком, тогда, когда чужие грехи воспринимает как свои и кается в них», – учит выдающийся сербский подвижник и богослов преподобный Иустин (Попович; †1979). Покаяние есть отречение от отчужденности. Вот почему Христос начал свою проповедь именно призывом к покаянию, говоря: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4, 17). В Новом Иерусалиме (Царстве Божием) будет полное взаимопонимание и единение между сподобившимися его наследовать. Как сказано в Апокалипсисе, там «ничего уже не будет проклятого» (Откр. 22, 3), т. е. не будет уже никакого отчуждения между личностями.
     О том, что именно покаяние больше всего способно сегодня помочь миру, старец Паисий Святогорец говорил так: «Если бы было покаяние, то все бы наладилось. Нас ждут грозы, грозы! Да прострет Бог Свою руку! Будем просить покаяния всему миру. Будем молиться и о тех, кто сознательно делает зло Церкви и не намерен исправляться, чтобы Бог дал им покаяние, а потом забрал их в лучший мир. Поможем, насколько это возможно, миру в покаянии, чтобы приять Божии благословения… Прося миру покаяния, будем причислять к провинившимся и себя. В молитве не надо говорить: «Помоги миру, миру, который грешен». Три библейских отрока родились в вавилонском плену, однако не говорили: «А чем виноваты мы? – но исповедовались пред Богом: – Нам досталось поделом, мы были достойны и большего». Они говорили так, как если бы до вавилонского пленения находились среди тех, кто преступил Божий заповеди, как если бы и они соучаствовали во грехе, хотя на деле они были ему непричастны, поскольку в те годы еще не родились на свет. Их молитва в вавилонской пещи трогает меня за сердце. «Праведен eси Господи о всех, яже сотворил eси нам... Яко согрешихом и беззаконновахом... И ныне несть нам отверзти уст... Не предаждъ убо нас до конца... И не отстави милости Твоея от нас, Авраама ради возлюбленного от Тебе». То есть: «Поделом, Господи, ты нас наказываешь, ибо мы согрешили. Но только лишь ради Авраама, которого Ты любишь за то, что он не согрешил, не оставляй нас». Они причисляли ко грешникам и себя и верили в то, что говорили устами. Потому и стала пещь прохладной, тогда как язычников, пришедших на нее посмотреть, опалило пламя (Дан. 3, 1-100)… Покаяние – это великое дело. Мы еще не осознали, что покаянием человек может изменить решение Бога… Покаяние содействует исчезновению зла! … В этом основа всего: чтобы мир покаялся».
     В России, как это предсказано было преподобным Серафимом Саровским, откроется проповедь всемирного покаяния, с которой выступит Церковь Христова, предлагая современному человеку истинное единство, в противоположность ложному единству – глобализации.
     И эта проповедь всемирного покаяния уже началась в России – с призыва к соборному, всенародному покаянию в грехах русского народа: в грехах вероотступничества, попущения цареубийства и предательства нашей Православной Державы. Епископ Хустский и Виноградовский Ипполит (Хилько), один из современных истинных архипастырей, о необходимости такого покаяния говорит так: «Мы должны каяться, как будто мы это согрешили, потому что наши деды и прадеды уже в потустороннем мире, там нет покаяния, покаяние здесь, а там воздаяние. Потому мы, по любви к ним, нашим дедам и прадедам, нашим предкам, берем этот грех на себя, каемся в нем. Если мы это не будем понимать и осознавать, тогда нам невозможно будет очистить от грехов и скверны ни наших предков, ни нас самих, потому что течет в наших жилах кровь наших предков. И на нас лежит вина цареубийства».
     Сегодня с новой силой должен прозвучать в России знаменитый призыв великого русского святого – преподобного Сергия Радонежского: «Взирая на единство Святой Троицы, побеждать ненавистное разделение мира сего» (недаром преподобный Сергий посвятил Святой Троице церковь в своем монастыре; он хотел, чтобы созерцающие истину Божественного триединства монахи и все русские люди старались сделать все, что было в их силах, для воплощения этого идеала в жизнь). Наилучшим образом эта идея воплощена в иконе преподобного Андрея Рублева «Живоначальная Троица», которая отобразила неизреченную взаимную любовь Трех Божественных Лиц (Личностей) – Отца, Сына и Святого Духа, Их безконечное единение Друг с Другом. Эту икону справедливо считают самым лучшим наглядным изображением русской национальной идеи; и именно эта чудотворная икона в свое время фактически спасла истерзанную Русь, помогла собрать ее воедино.
     «Явлено будет великое чудо Божие, – говорил преподобный Анатолий Оптинский о грядущем воскресении Святой Руси. – И все щепки и обломки, волею Божией и силой Его, соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль в своей красе и пойдет своим путем, Богом предназначенным». И святой праведный Иоанн Кронштадтский предсказывал: «Будет воздвигнута Русь новая – по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу; и будет по завету князя Владимира – как единая Церковь».
     Со всего мира придут к свету России те, кто не желает во мраке антихристовой глобализации, в темном царстве апокалиптического зверя терять свой человеческий облик, кто осознает себя личностью, созданной по образу Божию. Тогда же исполнится и известное пророчество преподобного Серафима Саровского о том, что славянские народы в предконечные времена объединятся, сольются в единый народный океан, перед которым будут в страхе все прочие племена земные. О новом союзе братских славянских народов предсказывал и старец Серафим Ракитянский (Тяпочкин; †1982).
     «Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство, – предсказывал преподобный Лаврентий Черниговский (†1950), – Окормлять его будет царь православный – Божий Помазанник. В России исчезнут все расколы и ереси. Евреи из России выедут встречать в Палестину антихриста, и в России не будет ни одного еврея. Гонения на Церковь Православную не будет. Господь Святую Русь помилует за то, что в ней было страшное и ужасное предантихристово время. Просиял великий полк исповедников и мучеников… Все они умоляют Господа Бога Царя Сил, Царя царствующих, в Пресвятой Троице славимого Отца и Сына и Святаго Духа. Нужно твердо знать, что Россия – жребий Царицы Небесной и Она о ней заботится и сугубо о ней ходатайствует. Весь сонм святых русских с Богородицею просят пощадить Россию.В России будет процветание веры и прежнее ликование (только на малое время, ибо придет Страшный Судия судить живых и мертвых). Русского православного царя будет бояться даже сам антихрист. При антихристе будет Россия самое мощное царство в мире. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властью антихриста и испытают все ужасы и муки, написанные в Священном Писании».
     Иеромонах Серафим (Роуз) в лекции «Будущее России и конец мира» говорил: «В Новом Завете, в книге Откровения Иоанна Богослова подробно описываются события перед концом мира: «И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса» (Откр. 8, 1). Некоторые объясняют это место Св. Писания как короткий период мира, предшествующий последним событиям мировой истории, а именно краткий период восстановления России, когда всемирное слово о покаянии начнется с России – и это есть то «последнее и окончательное слово», которое, согласно Достоевскому, Россия принесет миру».
     Холодной, звериной стихии нашей эпохи мы, христиане последнего времени, должны противопоставить «живую жизнь», т. е. живое, духовное, братское единение, «единство духа в союзе мира» (Еф. 4, 3). Именно сейчас нужно явить всему миру такую же «живую жизнь», какая была у первых христиан, у которых, как говорит нам слово Божие, «было одно сердце и одна душа» (Деян. 4, 32).
     Братство завещано нам Самим Спасителем, Который говорит в Евангелии: «Один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья» (Мф. 23, 8). Настоящее, живое чувство братства между людьми, как детьми Единого Небесного Отца, может быть порождено только живым чувством сыновства Богу, только родным к Нему отношением. Человек, отказывающийся от сыновства Богу, от родства с Ним – не настоящий, ущербный человек, только схема человека, так как это сыновство не только дается нам как дар, но и задается;и только в общении со Святой Троицей может быть полное выявление и расцвет каждой человеческой личности.
     «О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом», – говорит святой апостол Иоанн Богослов (1 Ин. 1, 3). Преподобный Иустин (Попович), толкуя эти слова, пишет: «Откуда берет и представляет святой Иоанн Богослов это свидетельство? Из своего личного опыта. Он вкусил вечной жизни, достиг общения с ней, добился права водвориться в ней посредством Господа Иисуса. И как мог не иметь единения с Господом тот, кто жил в Нем? Он и тогда находился в вечной жизни. Эта жизнь по сути есть общение с Троическим Божеством… Это истинное общение человека с Богом, обoжение, обоготворение, жизнь в Боге… Жизнь христиан вся протекает в Святой Троице «от Отца, через Сына во Святом Духе». Это не что иное, как общение со Святой Троицей».
     Преодоление разделения и отчужденности осуществляется в церковном единении. Человек находит в Церкви самого себя, но не в безсилии своего духовного одиночества, а в силе своего единения с братьями и Святой Троицей. Церковь есть живой организм, объединенный взаимной любовью. «Болит ли один член – страдает все тело», – сказано апостолом о Церкви (Кор. 12, 21), а если мы этого не чувствуем,– мы не в Церкви.
     Образ и подобие Божие – вот наше мерило и путь, по которому надо идти. Всякий иной путь – потеря себя, разрушение своей личности. Только в восстановлении в себе образа и подобия Божия (т. е. истинной, богоподобной личности) – истинный путь человека.
     Откровение святого апостола Иоанна Богослова воздает высокую похвалу первой, Ефесской, церкви, которая обозначает время апостольской проповеди (высшим конкретным выражением Церкви первого периода была Иерусалимская церковь апостольских времен). Вместе с тем, Господь в Откровении делает упрек Ефесской церкви за то, что она «оставила первую любовь» свою (Откр. 2, 4). Надо полагать, что это относится к утрате первыми христианами той силы духа братолюбия, той степени светлого духовного единения, при которых «у множества уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее» (Деян. 4, 32). Вот почему и само название «Ефес» означает: «вожделенный», «желательный».
     Каждый из нас должен сегодня участвовать в созидании этого вожделенного духовного, братского единства! Тогда и исполнятся слова старца Иосифа о том, что «Господь даст Свое благоволение, благодать так, как это было в начале, в первые века, когда люди с открытым сердцем шли к Господу. Это продлится три-четыре десятилетия, и потом быстро наступит диктатура антихриста».
     Аминь.

Священник
Андрей Горбунов



назад