БЕЛЫЙ ЦАРЬ, БЕЛАЯ ГВАРДИЯ, БЕЛЫЙ ДОМ...

     Три года тому назад мне подарили икону Владимирской Божией Матери. Икона писана маслом по левкасу на доске размером 28х34 см. Сибирское сузунское письмо, по моему предположению, середины XIX в., удивительно самобытное, действительно неподражаемое среди других иконописных школ. Неумело и бегло подправленная где-нибудь здесь же в Сибири, наверное, в 30-40-х годах XX в., икона всё-таки не утратила духа молитвенной притягательности к Первообразу.
     Но странное чувство возникает при первом же взгляде на неё: лик Богородицы необыкновенно бледен, мертвенно бел. Страшно произносить слово «мертвенность» по отношению к Той, Кто своим молитвенным предстательством перед Престолом Сына своего и Бога нашего Иисуса Христа взыскует и живит наши погибающие во грехах души. Однако же ощущение тревоги не покидает молящееся сердце: почему лик Пречистой такой скорбно-белый, как погребальный саван, как священнические субботние ризы? Что хочет сказать нам Богоматерь изображением Своего Лика, от чего желает уберечь нас, в чём предупредить?
     Нет ни одного каноничного образа, который был бы написан случайно, у Бога всё имеет глубокий смысл. А Владимирская икона Божией Матери на Руси издревле почитается главной Заступницей всех концов земли русской от внешних вражьих нападений и внутренних междоусобиц. И не случайно основная, привезённая на Русь из Византии ещё в XII в. Владимирская икона в наши дни остаётся заложницей безбожной власти в числе экспонатов Третьяковской картинной галереи в Москве. Икона, по своей сути призванная быть источником молитвенного созерцания, не изволит возвращаться в церковную среду, а висит на стене атеистического музея в совершенно чуждой ей обстановке! Несомненно то, что Сама Богородица не желает возвращаться в Русскую Православную Церковь в лице своего Владимирского образа, потому что ничего на свете не происходит без причины, а судьбы Богородичных икон всегда отображали волю Царицы Небесной.
     В 1995 году, в празднование 600-летия Сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы, патриарх Московский и всея Руси Алексий II договорился о временном извозе святыни из картинной галереи для церковного поклонения православного народа в дни её величайшего праздника, установленного в память спасения Москвы от нашествия Тамерлана (Тимур-Ленга) в 1395 г. Однако после всех оговорённых церемоний икону водворили на место её временного плена, несмотря на убедительные просьбы Патриарха передать православную святыню в естественное пользование возрождающейся Церкви. Великолепный Успенский Собор Московского Кремля, где положено пребывать знаменитой иконе, и где она находилась в течение последних шести веков, исключая лишь советский период русской истории, вряд ли можно назвать «неподходящим» для сохранности этого древнейшего памятника православной культуры местом.
     Тем не менее, власти Москвы, обычно сдержанно-сговорчивые в подобных ситуациях, на сей раз категорически отказали Патриарху. Богородица не услышала молитв предстоятеля Русской Православной Церкви. Православный русский народ, в который раз остался без своего исторического и культурного наследия. Случайно ли это?
     Владимирская икона Божией Матери является символом государственной мощи и боевой славы Русского Народа. Перед ней помазывались на царство наши цари. Ей молились доблестные воины – Великие князья и славные черносотенцы православного Государства Российского, Святой Руси, не мыслимой в диком союзе с иудами и торгашами, казнокрадами и растленными детоубийцами. Владимирскую Богородицу всегда молили не о вразумлении и спасении лютых врагов, а об их скорейшей погибели. И Царица неба и земли неизменно выручала Свой народ. Как знать, быть может, в Третьяковскую галерею ходят люди не с такими расслабленными, вялыми душами, как у многих наших нынешних пастырей православной церкви и их прихожан, а люди более живые, более энергичные, более восприимчивые к правде и ревностные к истине, хотя и не столь праведные на вид? Богородице виднее…
      В том же, 1995 году, московский протоиерей Александр Шаргунов опубликовал письмо Татьяны Васильевой из Челябинска, в котором она описывает состояние своей души на примере виденного ею сна после известных событий 1993 г. Материал сна жёстко символичен и будет представлять интерес для психологов.
     «Мы рассеяны среди безбожников, – пишет Татиана, – мы в рассеянии, как ветхий Израиль, за грехи отцов и наши грехи, но нам даже хуже, чем древним евреям, ибо мы – одиночки. Я не верю в возрождение России. Русский народ исчезнет, как исчезли когда-то православные ромеи, Россия умерла, как некогда умерла Византия. Этому моему настроению способствовал также странный, загадочный сон, который я увидела вскоре после страшной октябрьской бойни…
     Я мучилась и скорбела в те дни, мне было страшно и стыдно. В воскресенье 10 октября днём я прилегла дома отдохнуть, и незаметно уснула. Я увидела во сне наш Свято-Троицкий храм… Я зашла в храм, видимо, во время заупокойной ектении, но странное я услышала пение, хор пел странное, необычное песнопение: «Ныне упокой, Христе Боже, нас». Я ушам своим не поверила, что они поют?.. Тут выходит на амвон священник, и подаёт знак присутствующим, и весь народ начинает петь вместе с хором: «Ныне упокой, Христе Боже, нас». Священник дирижирует, а народ всё поёт и поёт. Рядом со мной женщина грубо трясёт ребёнка, и приказывает ему: «Пой, пой!» – и несётся над всеми: «Ныне упокой, Христе Боже, нас!»
     Я нахожусь в оцепенении, и понимаю, что это сон, и пытаюсь проснуться. И вот, мне кажется, что я просыпаюсь и начинаю мучительно думать о виденном, и почему-то вспоминаю Царя Николая-мученика (это было за семь лет до канонизации святых Царственных Мучеников Московской Патриархией. – В.Ю.). И вдруг я вижу образ Царя высоко-высоко, над иконостасом. Это икона, но в то же время Царь – живой. Он в военном костюме, изображён по пояс. Он смотрит на народ с любовью, лицо его спокойно и излучает мир. Я смотрю на него туда, вверх, и вдруг вижу, что он благословляет народ. Он благословляет его обеими руками. Я удивилась: почему обеими? – потом я выяснила, что это архиерейское благословение. Царь благословил отпевающий себя народ советский, который мы ещё по привычке называем русским…».
     Растолковывая для нас знаменательный сон, о. Александр замечает, что всё это можно было бы назвать морокой, если бы не явление Царя-мученика. Он – икона, в напоминание, что он – святой; и он – живой, в напоминание, что он с нами. Но что значит это гнетущее, безнадёжное отпевание? Почему самоотпевание народа, что значит оно – смерть тела или смерть души? Как сказал на панихиде у Белого Дома один старый человек: «Какое может быть возрождение? Что за народ! На их глазах расстреляли соотечественников, а они на следующий день, как ни в чём не бывало, потопали на работу».
     На подаренной мне иконе в обрамлении алого омофора белый, как мел, лик Владимирской Богоматери, на нём – ни кровиночки. Это мы, люди добрые, так измучили нашу Небесную Матушку мертвящей теплохладностью своих бледных душ. Это наша духовная немощь отражается на Её материнском лике.
     Ведь, по большому счёту, даже наша националистическая деятельность представляет собою не более чем продолжение так никем и не благословлённого белого движения – явления, у которого, по меткому замечанию афонского старца иеросхимонаха Аристоклия, дух не тот. Так получилось, чтобы не погибнуть, мы вынуждены защищать свои интересы, от чего-либо пересекающиеся и переплетающиеся на дорогах православной русской истории. И вот, мы охотно принимаем участие в общем, патриотическом деле до тех пор, пока это отвечает нашим интересам. Но перестаём поддерживать своих же соратников тотчас, как только события начинают проявлять неинтересный, неприятный или не желательный для нас характер, оправдывая свою измену витиевато надуманными причинами.
     Всё разваливается, любое начинание превращается в карикатуру, в эмигрантский фарс. На родной земле – Зарубежная Церковь. «Претенденты» на Русский Престол живут за границей и с трудом разбирают русский язык. Зачем нам Владимирский Образ?! В таком случае можно молиться хоть Парижской Богоматери, хоть Сикстинской Мадонне. Даже если мы возьмём в руки оружие, то при таком раскладе это непременно примет формы очередной «власовщины». Будем целиться во врага, а попадём, как всегда, в Россию. Потому что корыстные интересы мёртвых душ не позволяют понять общерусскую боль, и способствуют удалению здорового органа вместо больного. Положив руку на сердце, скажи, Белая гвардия, почему ты опять диссидентствуешь, распуская сопли и слюни в еврейских ресторанах на потеху всему миру? Или России опять возлагать свои надежды на Красную армию? Ведь кто-то должен её защитить?!
     Кое-кто пишет заявления Президенту, осуждает избиение казаков, рассуждает о преимуществах еврейской сплочённости, плачет над задавленным тараканом, устраивает богословские конференции по поводу того, сколько ангелов может поместиться на кончике иглы… В общем, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. А живо ли дитя-то?
     Например, когда в беседе на тему о тотальном контроле и микрочипах кто-нибудь опять говорит, что ему безразлично, подслушивают его или нет, потому что он-де человек честный, и ему нечего скрывать, то это только доказывает омертвелость, мертвенность его души.
     То есть, на внешний раздражитель отсутствует реакция. Так же, как было бы все равно трупу, разглядывает его кто-нибудь, трогает ли кто-нибудь, обшаривает карманы или вытряхивает из одежды. И не потому, что мёртвому телу нечего стыдиться или скрывать, а потому, что ему теперь всё равно, мёртвые сраму не имут. Мертвенность доказывает небытие: интересы личности, души, отождествляющей себя с данным телом, коренным образом изменились и его покинули. С этого момента тело, утратившее смысл и предназначение, перестаёт существовать, и начинается его неотвратимое разложение. Но то тело, плоть – она не представляет большой ценности для христианского сознания.
     А если, при ещё живом теле, мертва душа, что это за явление? Ведь это не телу, а душе становятся безразличными такие высокие понятия, как стыд, совесть, любовь, ревность, жертвенность, честь, доблесть, свойственные только высшей душе, духу. Ведь это душа, а не тело выставляет на смех Отечество в уничижительной критике, навлекая на себя проклятие, подобно ветхозаветному Хаму; утрачивает даже самое имя, полученное в Таинстве святого крещения от Святого Духа для вечной жизни, когда начинает откликаться на различные клички вплоть до кодового числа.*
     И что характерно – именно плотские удобства мира сего и обывательское счастье потребителя поставлено сегодня во главу угла, заметим, не скотского стада, а человеческого общества, где даже религия превращается в подспорье для достижения успеха в предпринимательской деятельности и «блаженного» покоя в быту. Тут вам и мир, и труд, и май, и свобода, и равенство, и братство – всё в одном. Недаром признаком цивилизованности и даже интеллигентности считается мягкое, приятное поведение человека, склонного к компромиссам, договорам, совместным предприятиям на основе безраздельного, безбрежного и совершенно равнодушного всесмесительства, которое называют миротворчеством и благотворительностью.
     В современном российском обществе более 50% населения считают себя и действительно являются интеллигенцией. Последняя торговка жвачкой и порнографической литературой с гордостью называет себя интеллигенткой. И когда мы зададимся вопросом, есть ли ныне в России вообще какое-нибудь сословие, сохраняющее свой образ жизни при помощи наследственности, то придётся признаться, что никаких сословий давно нет, а есть либо рабы, исполняющие случайный для них низкооплачиваемый труд, либо средний класс людей, зарабатывающих, в основном, спекуляцией, взяточничеством и рекламой на, как правило, тоже случайных для них, но более «удачных» рабочих местах, либо так называемые «господа», относящиеся к управленческому аппарату и живущие за счёт первых и вторых. На эти же три категории делятся внутри своих социальных структур и нынешнее крестьянство, и новое духовенство, и мафия.
     Получается, что интеллигенция – это люди любой категории, живущие либерально и не стесняющие своих эгоистических интересов отеческими домостроевскими рамками. Стоит ли говорить, что в таких условиях, где социальным стержнем становится не совокупность сословий и даже не то, что ещё совсем недавно мы называли «просвещением», а случайная удача, выживают и процветают только самые беспринципные люди с постоянно меняющимися идеалами. Поэтому определение понятия интеллигентности логически вытекает из театрально-артистического изменничества, то бишь обыкновенной продажности души, а степень интеллигентности отдельного человек – от его личной выживаемости в любых условиях («везде сидят наши люди!»). Отсюда и американская поговорка: «Если ты умный, то почему бедный?» Отсюда почти поголовное пресмыкание российской интеллигенции перед «умной» еврейской нацией, которая, как известно, получила своё название «жидов» от нарицательного «жиуда», иуда, то есть «предатель», потомок древних иудеев, предавших и продавших своего Спасителя ради внешнего блистания на сцене геополитического театра.
      Дело, конечно, не в национальности, а в вероисповедании. Всякий истинный христианин, всегда готов к смерти, по слову святого первоверховного апостола Павла: «Для меня жизнь – Христос, и смерть – приобретение» (Флп. 1, 21).
     Иное представление о жизни и смерти у жидовствующей интеллигенции. Выдающаяся представительница российской интеллигенции еврейка Елена Рерих в двухтомнике своих «Писем» писала, что «Христос не исполнил Своей миссии». Дескать, если бы Он уклонился от крестной смерти в Свои 33 года и остался жить до старости, то успел бы сделать гораздо больше. Но мы знаем, что Христос пришёл на землю с иными убеждениями, чем несчастная Елена Рерих, которая видела смысл человеческого существования в сохранении своей жизни любой ценой и как можно дольше. Христос смертью смерть победил, Сам воскрес из мёртвых, и нам подарил вечную жизнь! Но Рерих может уже не беспокоиться, она Христу, конечно, не причастна…
      Учитывая то обстоятельство, что жиды прочно и, по-видимому, надолго всё-таки возглавили государственную политику ведущих стран мира, можно сделать вывод о структуре новой всемирной цивилизации: раб – интеллигент – иуда. Причём интеллигент здесь является только связкой, переходным моментом из холопов в господа, на вроде Смердякова, между двумя формирующимися сословиями будущего. Рано или поздно, общество будет сформировано и окончательно разделено на иуд и рабов, о чём, собственно, и мечтают иудеи, и о чём повествует их Талмуд. Возникает вопрос: кого считать иудеем, а кого – рабом?
     Огромную роль здесь играют личные убеждения человека. Иисус Христос в Евангелии, обличая иудеев, говорит, что они сами против себя свидетельствуют, когда утверждают, будто бы не допустили убийства пророков, если бы жили во времена своих отцов. Иначе говоря, эти люди, к которым обращается Господь, представляли себя потомками не пророков, а тех, кто убил пророков, хотя и пророки, и их убийцы – все евреи, происходящие от одних и тех же колен израилевых, и каждый мог считать себя потомком или тех, или других. Надо было сказать: если бы мы жили во времена наших отцов, то и мы с ними пострадали бы от рук нечестивых убийц. Но, что сказали, то сказали.
     Так и в наше время. У кого-то еврейской крови – седьмая вода на киселе, а он жмётся к евреям и изо всех сил роднится с ними. А другой человек родился, скажем, в Польше или в Белоруссии. У него бабка по матери – еврейка, и дед по отцу – еврей, но он заявляет, что всю свою жизнь связывает со славянской православной историей и старается жить честно, справедливо, пусть даже его честность идёт в разрез с личной выгодой. При всеобщем уважении к первому типу людей, и всеобщем порицании второго, не трудно догадаться кто попадёт в иудеи, а кто – в рабы. А поможет этому разделению связующее звено интеллигенции, и само себя задушит, растворится в процессе глобальной апостасии. Как Иуда. Как Смердяков. Бессильные мечтатели, жалкие вожделенцы! В конечном счёте, получая свои «кровно заработанные», они не умеют ими воспользоваться и без покаяния погибают совершенно и окончательно.
      Да разве уже сегодня не сложились предпосылки для такового счастливого нового мирового порядка, и разве нет Мирового правительства, которое безо всякого напряжения управляет обществом людей на земле и озабочено последней завершающей деталью власть образующей пирамиды: когда же родится рыжая корова, чтобы после этого существенного факта можно было бы со спокойным сердцем воцарить над осчастливленным человечеством своего Мессию-антихриста? Мировое сообщество ему давно уже поклонилось: ведь всякая власть от Бога, не правда ли? Лишь бы не было войны… а так всё равно.
      Однако есть один главный удерживающий момент: Русская Голгофа с распятым на ней Русским Царём и Воскресение из мёртвых России Самодержавной. Это, конечно, мешает…
      Правда, мешает ещё старое воспитание и консерватизм некоторых культурных и религиозных типов населения планеты. Мешается потому, что в стремящемся к полной универсализации и нивелированию мiре старается сохранять светские высоконравственные идеалы и культурные ценности в среде ничем более не ограниченного беснования и могильного сатанизма, когда всем всё «по барабану». Но именно потому, что религии мира заняты светскими, внешними формами выживания в современном обществе, при полной утрате духа пустынничества, сдерживающее начало этих загнанных вырожденцев не даст никакого результата. Скоро, совсем скоро настанет время, когда все они просто и тихо «прикажут долго жить» своим смешавшимся во всеобщем развращении чадам.
     И останемся мы, православные, один на один с осатанелым, унифицированным до идиотизма миром единой религии, единой политики и единой субкультуры, необходимыми иудам для того, чтобы удобно властвовать над людьми вместо Бога. Говорю, вместо Бога, потому что Бог не зря разделил людей «на языки», а чтобы не возносились всуе, в глупости стяжая свои седины, но могли бы, взирая друг на друга со стороны, видеть ошибки и достоинства своих соседей и соревновать Истине. Но не будет уже соседей, ни различия рас, ни соревнования цивилизаций, а только однородное мировое болото, этакая самодовольная биомасса, в которой не Бог будет руководителем человеческих поступков, а желчное безумие и ненасытные страсти представителей Мирового правительства, неизбежно влекущего народ не к частной, а уже всеобщей, мировой катастрофе. И не будет более Удерживающего – Русского Самодержца, ни третьего, последнего Рима, от которого всеобщий любимец, новый «христос» - антихрист, по Божьему попущению, избавит население планеты, «праведно возмущённое» великодержавным шовинизмом Святой Руси…
     Слава Богу! Сегодня мы своим, ещё живым, самодержавным сознанием продолжаем удерживать мир и Церковь на краю бездны, и наш долг – не щадя живота своего хранить знамя православного Духа. Какая там ещё «проблема выживаемости», когда Бог наш Господь! Нам говорят: нужно Церковь сохранить, не уводите Церковь в катакомбы, чтобы ей не утерять апостольское преемство и не выродиться в карликовую организацию сектантов-отщепенцев. Но на самом деле всё как раз наоборот! Как не стоит село без праведника, так и легальная Церковь, подверженная политике реформации и бесконечных компромиссов во враждебной ей среде давно бы исчезла в пучине житейского моря, если бы не питала и не поддерживала её катакомбная Церковь. Русская Православная Церковь жива до сих пор не благодаря, а вопреки митрополиту Сергию (Страгородскому) и его церковной политике.
     Братья во Христе, священство царское! Вместе с нашим возлюбленным Царём-батюшкой вы одни остаётесь на земле отцами страждущему народу христианскому. Не бойтесь телесной смерти; двум смертям не бывать, а одной не миновать. Но бойтесь безразличия и приспособленчества, которые есть ни что иное, как смерть души. Пусть никогда не осрамит, не запятнает червлёную красоту наших мученических риз трупная пигментация апостасийного разложения. Царскою багряницею Русской Голгофы покроет Господь оставшихся овец Своего стада. Упросим Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию не оставлять в страшный час священной жертвы и нас, грешных, проливающих на алтарь Бога – Троицы свою горячую кровь, смешанную со слезами Русских дочерей. На миру и смерть красна, воздастся всё! У Бога никто не забыт и ничто не забыто, вы сами знаете. У Бога весы точные, на них и крыло мухи имеет вес, а ваша добровольная жертва тем боле не останется без вести. Ей, всё воздастся, и всё окупится безмерно. Искупит наши души Сам Великий Купец! Вот когда чистая белизна нашей смерти просветится паче солнца, и мы, преображённые, войдём в радость Господа и Бога нашего Иисуса Христа, Ему же и слава во веки. Аминь.

Священник
Владимир Южаков


назад